Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Узко-патриотическое

Скрытый маниакальный патриотизм - это про меня. Да, да, да, - этот город уже не Ленинград, знакомый мне по рассказам старших родственников, не Ленинград моего детства, не Питер моих студенческих времен, все стало не так; да, климат кошмарный, пробки ужасные, парковки нигде нет, и одновременно он лучший город в мире.
Он выглядит суровым и безразличным, но у него есть душа, аура, дух, не знаю, как это все назвать при моем крайне злобном отношении ко всякой эзотерике.Эту нематериальную составляющую пытались словить и анатомировать писатели и поэты, кому-то лучше удалось, кому-то хуже, не хочу сейчас разбирать. Это неформулируемое вербально нечто очень цепляет - не один раз я видела людей, заболевших Питером после однократного визита (и никто из них не мог внятно объяснить, что именно им так нравится).
А мне повезло. Мне это все досталось просто так, потому что коренная, с одной стороны в третьем поколении, а с другой все теряется в глубине веков, согласно семейным установкам еще при Екатерине поселились в Петербурге мои немецкие предки. Но я всегда ценила и гордилась, и помню это удовольствие где-нибудь на югах на вопрос "а вы откуда?" небрежно сказать - "Из Ленинграда", и услышать в ответ "О, Ленинград..."  В детстве я рассматривала краеведческие книжки и альбомы, купленные родителями, теперь покупаю сама уже по более узкой тематике, и читать их - огромный кайф.
В безусловном питерском снобизме, ставящем наш город выше прочих, я ничего особенно плохого не вижу, потому что сама ему подвержена.)) Может, это и не политкорректно, но правда же!)))
Каюсь, в последние годы мне казалось, что я и небольшая горстка таких же - практически последний светоч и очаг. Сплошные понаехавшие, не знают, не интересуются, не чувствуют, и крайне узок круг тех, с кем можно упоенно обсуждать любительские фотки района площади Мужества начала 70-х годов или ностальгировать про Сайгон и парадные на Петроградской с офигенными лестницами и витражами, когда-то доступные всем желающим. И вообще, все трудно, сложно, народ занят выживанием, не до высших материй.
Однако когда заварилась каша вокруг Исаакия, обнаружилось, что много нас таких. Тех, для кого собор - один из городских символов, и кому крайне обидно,  горько и невозможно смириться с его наглым отжатием.
Исполнительный православный полковник Полтавченко - чужой нашему городу человек, не понимающий, что существуют вещи, которые трогать не надо. Не понять ему очевидное для тех, кто дышал этим сырым воздухом с рождения, и водораздел идет не по линии "православный верующий-атеист". Не случайно опросы общественного мнения (какие бы они сомнительные ныне ни были) дают картинку за -против 30 к 60 среди жителей Питера и наоборот по прочей России. Потому что для неместных речь идет о просто кафедральном соборе, делов то, а для местных - об Исаакии. Как раз тот случай, что если нужно объяснять, то объяснять смысла нет.
   Ситуация, конечно, дала возможность повеселиться. Губер, ушедший в подполье, отметившись краткой, как выстрел, фразой "Вопрос решенный", после прилетевшего монаршего "А мы таких распоряжений не давали" впал в полное расстройство и очень внезапно ушел в отпуск до 6 марта. Главный по ЗАКСу тоже резко заткнулся, ибо.
Весьма жидко обгадившиеся ректоры, 2 из которых почуяли пятой точкой, что все не так однозначно, и сообразили, как выкрутиться.
И это только из широко обнародованного, сколько еще прекрасного в СМИ не попало.

И чтобы два раза не вставать. Главная моя претензия к нашему времени - какое эталонное и фантастическое гуано вынесено  наверх.
Наверное,  во все времена так, приличные люди высоко не попадают, но в нашем варианте это что-то особенного. Это я не только насчет Исаакия. Например, из последнего -  возникла еще чудесная тема переименования муниципального округа Парнас в Сергиево. В честь Сергия Радонежского, который к означенной местности ну никаким боком и никогда не относился. Но автор идеи едросовский депутат Евгений Марченко огорчается, что название "Парнас" может ассоциироваться, во-первых, с колбасой, а во-вторых, с нехорошей партией. И не волнует его, что называется так Парнас исторически со времен, когда ни колбасы такой не было, ни партии.
А еще г-н Марченко знаменит какой-то там инициативой супротив селфи, что, в общем-то, по-человечески вполне понятно при ознакомлении с его фотоизображениями, и даже не откажу себе в радости одно из них сюда воткнуть. (О да, нехорошо смеяться над чьей-то внешностью, но это ведь если о нормальных людях говорить...)
Почему бы ему свою фамилию не поменять, окончание "ко" нынче тоже не вполне верноподданически выглядит.



Я не поленилась и чуток погуглила. В вконтактовской группе неудачно привлекшего депутатское внимание поселения за переименование выступает 2 процента высказавшихся, а 70 процентов высказались против.
Но переименуют ведь, к бабке не ходи.
Вряд ли великолепную инициативу можно списать на нашего главного, это наверняка местный креатифф. С другой стороны, то, что на всех властных уровнях надежно обосновались такие вот прогрессивно прирастающие мордой жополизы, серые и дремучие, как штаны пожарника, не дает нам никаких шансов от слова совсем.

Не совсем про выборы

Когда-то я держала в руках  исторический документ. Дневник девушки или молодой женщины. Никаких сенсаций, разоблачений и шокирующих откровений, обычное щебетание на тему куда ходила, кого видела, что где купила, и любительские рисунки - цветы, пейзажи, котята, бытовые зарисовки, флаги с запрещенным к тиражированию в РФ знаком и зигующие руки.
Тетрадка эта обнаружилась среди старых вещей, сваленных в подвале дома постройки начала 20 века в городе Нюрнберге. Записи относились к концу 30-х годов. Я сумела разобрать там далеко не все - написано на баварском диалекте, который я плохо понимаю, да еще рукописным полуготическим каким-то шрифтом. Политических рассуждений и упоминаний личностей и организаций не нашла. Обычный лытдыбр, коих за несколько веков девочками написаны  на разных языках тысячи.
Но тема оказалась  цепляющей, история через призму простой человеческой жизни. Как звали эту девушку, что с ней стало в последующие 10 лет,  почему дневничок не хранится как память в какой-нибудь бюргерской шкатулке, а выброшен вместе со старым хламом...  Будто ответ прислали на мои стародавние, чуть ли не школьные еще,  размышления и удивления, а как они там жили-то вообще, внутри заваривающейся жуткой каши, выжегшей потом дотла пол-Европы, ведь люди разные, не могут поголовно проникаться идеей Ein Reich-ein Volk-ein Fuehrer и верить в превосходство своей нации над прочими, наверняка много кому было нехорошо и неприятно, и как они внутри такого дискурса существовали?
Да так и жили. Мы вон тоже живем. Такая же обывательская вселенная, где важны школьные уроки, свидания, модные тенденции сезона, повышение зарплаты, выбор плитки для ванной, и не забыть полить цветы. Обычная человеческая жизнь.
Смотрите "Кабаре" Роберта Фосса.
И через толщу лет восьмидесяти, когда уже будет известно, чем это все закончилось, кто-то так же начнет всматриваться в нас, и задаваться аналогичными вопросами, и удивляться.

Школьный медосмотр как зеркало

Моя дочь завтра идет учиться в ту же школу, которую закончила страшное количество лет назад я. Школьных медосмотров я посетила когда-то 10 штук, после этого с вопросом не сталкивалась, и почему-то ожидала вчера повторения пройденного. Но жизнь в очередной раз бесцеремонно ткнула меня носом в мою ископаемость.
В те ветхозаветные времена глубокого застоя (по тогдашней терминологии развитого социализма) медосмотр перед учебным годом пусть довольно формально, но все же соответствовал своему названию. Нас действительно осматривали врачи, причем даже разные. По непонятной причине я и вчера была настроена примерно на то же самое, и наивно переживала, как бы разнообразные следы от укусов кровососущих насекомых не приняли за какую-нибудь сыпь или, не дай бог, чесотку.
А на самом деле медосмотр состоял из трех этапов. Первый - святое - антропометрия. Второй - чрезвычайно обстоятельный и длительный осмотр волосистой части головы на предмет понятно чего. Третий - проверка наличия в медкарте всех необходимых форм и заполненных бланков (и здесь говорю спасибо нашему деревенскому садику, в котором все заполнили как надо и все необходимое вложили, дети из благородных городских садов пришли с картами, оформленными абы как). На этом все.
Неуместно обобщая и глобализируя, замечаем, что:
- никто теперь даже не делает вид, что реальное состояние здоровья первоклассников как-то интересно и подлежит рассмотрению;
- эпидобстановка по педикулезу очень нехороша (мне ни разу в жизни никто голову в этом смысле не смотрел, а если бы смотрел, я бы очень оскорбилась);
- бюрократия рулит.
В общем, изменения со времен моего детства в школьной педиатрии  как в частном случае здравоохранения нерадостные. Зато, вроде бы, можно будет в школе привиться от клещевого энцефалита, что приятно, и даже возможно будет в свое время сделать там же гардасил, что еще приятнее, учитывая стоимость вакцины.
А потом на родительском собрании обнаружилось, что мы должны по существующим требованиям закупить на класс респираторы установленного образца. Не удержалась я от вопроса, на фига, и от чего они нас должны защитить, и ответа предсказуемо не получила, ибо требование высших инстанций. Видимо, положено иметь на случай ядерной войны.
Но это все частности, а в целом грустно мне выпускать мой прекрасный цветочек, мое светлое, доброе, милое, эмпатичное, незамутненное создание в этот нехороший безумный мир, и ничего ведь не изменить.( А она так хочет, и ждет благоговейно завтрашнего дня, так мы старательно наряд готовили и портфель собирали, и даже спать девочка без возражений отправилась в 10 часов...

Животноводства пост

Эмпирически мы пришли к глубокому пониманию того, что больше двух собак в хозяйстве не надо. Сейчас у нас их три, старушка Берта в доме и две молодые жизнерадостные особи в вольере во дворе. Уменьшить поголовье не представляется возможным, уже то, что двоих удалось пристроить, и их не пять, - большая удача.
Collapse )

Ветка сакуры

Когда получаешь подтверждение, что материнские усилия по воспитанию художественного вкуса у деточки не пропадают совсем зря, становится приятно. Не буду врать, борьба с блестками, стразами, кислотными цветами и слащавыми котятами не всегда встречает понимание и имеет успех, но иногда...
В садике очередной конкурс, на сей раз ваяем поделки из природных материалов. Природные материалы в это время года представлены палками, шишками да мхом, и папа наш решил идти очевидным путём и предложил сделать ежика из шишек. Но Василиса заявила, что давно мечтала изобразить виденную в книжке ветку сакуры.
Проект обеспечил занятость всей семьи на пару часов. Папа кусачками отщипывал верхушки у шишек, Вася красила их белой гуашью, а мама обматывала пластиковую банку красивой веревкой. Совместными усилиями приклеили шишки к ветке, и получилось неплохо.
Особенно выигрышно наше творение смотрелось на следующий день в садике, когда среди поделок я насчитала три штуки шишечных ежиков, погруженных в мох на круглых подставках. "Как торт!" - сказала девочка. "Как поросёнок на блюде", - подумала я. А ведь и торт, и жаркое из ежика - совсем не айс.)

Депрессии псто


Признак осени - конкурс поделок из овощей в саду. Переломав все имеющиеся в доме зубочистки и спички, выдернув с грядки много недоросшей морковки, а также огурцов и картошки (которым всё равно уже не суждено достигнуть нормальных размеров, ибо сезон почти завершен), переругавшись на тему разного видения, создали мы эти шедевры. Предвкушая много подобного впереди, испытываю сильное безадресное раздражение.
Осень, и этим все сказано.
Подступают круглосуточная беспросветная темнота - расплата за белые ночи, холод, снег и прочие осадки, дороги в ледяных наростах, сугробы, вечно залепленная грязью до крыши машина, расход стеклоочистителя, почти равный расходу бензина.
Господь Бог присоединился к санкциям и вначале лишил нас лета, а потом еще и грибов. Не помню такого, чтобы их вообще не было, как сейчас.
Брусника утешает слабо.
С компьютером какая-то фигня, что делать, совершенно непонятно. Привыкла к Маку, мысль о возврате под крыло Билла Гейтса крайне неприятна, ценники на яблочную продукцию даже смотреть боюсь.
Новости перешли за грань, где еще ужасаешься. Уже даже интересно, что еще.
Хочется валяться целыми днями на кровати и читать какие-нибудь бессмысленные романы про любовь в богатом доме с хорошим концом и смотреть фоном еще более бессмысленные сериалы.